Простые истины доктора Комаровского

 

Елена Врачевская

В этом году первые по-весеннему теплые дни в Алматы совпали с примечательным событием – южную столицу Казахстана посетил со своим семинаром известный украинский врач-педиатр Евгений Олегович Комаровский. Многие современные мамочки уже знают его по книгам, которые купить в стране достаточно проблематично

 

(зато они есть в свободном доступе в Интернете). Генеральным спонсором визита доктора Комаровского выступил фитнес-клуб Fidelity, а также компания Nestle.

 

Не все родители в состоянии оценить уникальность философского подхода доктора к детскому здоровью. Мало кому понравится тезис: «главная ошибка мамочек в том, что они превращают материнство в подвиг и отстраняют отцов от воспитания ребенка». По системе Комаровского, здоровье деток в любом возрасте зависит от врачей всего на 10%, а мнение педиатра не должно влиять на мнение родителей, потому что у последних должна быть своя голова на плечах. Цель «украинского доктора Спока» (а именно так часто называют Евгения Олеговича) – не поссорить родителей с современной медициной и докторами, как думают многие, а научить взрослых адекватному поведению. Если родители перекладывают ответственность на врача, неизбежно возникает конфликт, цена которому – здоровье собственного ребенка.

 

Евгений Олегович, согласно вашей философии, кто же такие дети?

Евгений Комаровский: Дети – это такие маленькие звери (смеется), вида «человек разумный», которые на самом деле чрезвычайно здоровы, по сравнению со взрослыми. Больше всего на свете они боятся нашей любви. Возможно, звучит ужасно. Но ведь мы, взрослые, не умеем проявлять свою любовь. Папа видит свою задачу в материальном обеспечении семьи, поэтому мужчины в статусе отца чаще всего в семье нет. Мама видит свою любовь в реализации собственных инстинктов, которые заключаются в изоляции ребенка от пирожных-мороженых и прогулок на свежем воздухе, особенно, когда холодно. В результате у ребенка нет отца, зато есть перекорм и перегрев, что лишает его здоровья. Все просто…

Вы, наверное, встречаете сопротивление со стороны некоторых родителей – такие истины могут повергнуть в шок…

Е. К.: Слава Богу, сегодня у меня своя клиника в Харькове, и я могу выбирать пациентов. Если мы с родителями не можем прийти к общему знаменателю, то есть понять друг друга, я направляю их к любому другому детскому врачу. Потому что я не могу нести ответственность за здоровье ребенка неинформированных и нежелающих учиться родителей. Но все-таки ко мне на прием приходят люди, которые, как минимум, читали мои книги – мы смотрим в одном направлении.

Во время пресс-конференции, а чуть позже – и на встрече с мамами фитнес-клуба Fidelity, я заметила ваши отличные ораторские способности, поразительное чувство юмора, здоровый и присущий, наверное, всем врачам цинизм, действующий на некоторых мам, как холодный душ… Вы могли бы стать успешным шоуменом. Почему вы – педиатр?

Е. К.: Вряд ли вы себе представляете всю степень престижности этой профессии в то время, когда я только выбирал дело жизни. Две страны в мире готовили педиатров – СССР и Чехословакия. Сегодня я вряд ли выбрал бы этот путь. Если бы эта профессия до сих пор обеспечивала моральную, финансовую независимость, удовлетворяла бы нормальное человеческое честолюбие, я не начал бы писать книги. Именно они меня кормят. Другое дело, что моральное право их писать и рассказывать родителям, в чем их главная проблема, я приобрел, 15 лет проработав в детской реанимации, в инфекционном отделении. Через мое сердце прошло огромное количество летальных исходов… Именно тогда я понял, почему дети попадают в реанимацию. Пока родители безграмотны с медицинской точки зрения, пока они не захотят приобрести другой взгляд на болезни своего ребенка, все попытки будут безрезультатны.

Что, на ваш взгляд, можно и нужно сделать, чтобы ситуация изменилась?

Е. К.: Давно доказано, что здоровье детей на 90% зависит от мамы и папы и всего лишь на 10% – от того, что дала природа. 50% из 90% – это условия, образ жизни, который создают родители (питание, режим, количество свежего воздуха в день и т.д.). Дети выздоравливают не от «золотых» таблеток, а благодаря теплу, вниманию и разумному подходу родителей. Но менталитет нашего общества (и моего, украинского, и вашего, казахстанского) таков, что родителям легче дать таблетку, а не усложнять все соблюдением элементарных правил. Вопросы, которые мне задают мамы на встречах и семинарах, одинаковы везде. Врач – это посредник между мамой и аптекой, такова система, с недостатками которой бороться очень сложно. Чтобы врачи прекратили назначать антибиотики, пока целесообразность их применения не будет доказана анализами крови, нужно распоряжение «сверху». Уже в школьных учебниках надо писать: «При вирусных инфекциях антибиотики бесполезны», чтобы это правило знали дети, если врачи и родители не в курсе. Я пытаюсь работать в роли переводчика – с медицинского языка на «человеческий». Моя задача – не вылечить одного ребенка в реанимации, а не позволить угодить туда тысячам детей, делясь элементарными знаниями с их родителями. Но взрослые хотят от меня рецепта, таблеток, потому что папе легче дать денег на лекарства, чем сократить свой рабочий день и выйти с ребенком на прогулку. И с этим пока ничего не сделаешь, потому что основная часть родителей выживает – они вынуждены работать с утра до ночи. Вопрос риторический, сложный, неоднозначный…

Как складываются ваши отношения с другими детскими врачами?

Е. К.: Когда я только начал писать свои первые книги, мне казалось, что они должны быть популярны у врачей, ведь они должны знать, как сделать родителей своими союзниками. Но на практике, чем больше знает мама, тем сложнее с ней работать, то есть навешать ей лапши на уши. Например, заболело у вашего ребенка ухо. Отит. Вероятность, что он пройдет сам, 97%. То есть из 100 детей антибиотик реально, по показаниям, нужен только 3! В остальных случаях эффективны простые манипуляции (физиолечение), но они требуют ВРЕМЕНИ, которого у современных родителей нет. И это уже вопрос о зоне ответственности, которая у мамы и папы намного больше, чем у лечащего врача. Мы умудрились смоделировать такие отношения, при которых у родителей нет ответственности. В результате страдают наши дети, поглощающие препараты, целесообразность которых в большинстве случаев вызывает сомнения. Потому что если врач не найдет болезнь и способы ее лечения, он просто останется голодным и раздетым…

Ваша авторская система сохранения детского здоровья была опробована на собственных детях?

Е. К.: Конечно! В семье тема болезней не обсуждалась вообще! Моим сыновьям уже 26 лет и 21 год. Старший съел впервые антибиотик в 19 лет, младший – в 14, у него был аппендицит. Вопрос в том, что я, как отец, сделал для своих детей… Я проводил с ними все свободное время, после ночного дежурства мог пойти с ребенком в лес за грибами. С трехлетнего возраста я брал их в походы на байдарках. От меня они получали ответы на вопросы, что такое хорошо и что такое плохо. Только личный пример родителей может повлиять на ребенка. Мне известны семьи, в которых родители могут испортить одно чадо и чудесным образом воспитать шестерых…

Как вы относитесь к школам раннего развития? Вы проводили свой семинар среди мам, многие из которых – поклонницы подобных школ…

Е. К.: Думаю, фактор моды в этом вопросе более актуален, чем истинные потребности ребенка. Такие школы – некий атрибут благосостояния, как количество нянь. Принципиально я не имею ничего против, но в моем понимании школа раннего развития – это игры в песочнице на свежем воздухе, а не в закрытом помещении. Это доступное приобщение ребенка с раннего возраста к вечным ценностям. 90% трехлетних мальчиков отличают «Ауди» от «Мерседеса», но не знают, где клен, а где береза. Я за такие школы, когда ребенок знает, что это – божья коровка, а это – одуванчик, это пруд, а это речка. За те ценности, к которым надо приучать с детства. Мне гораздо важнее, знает ли ваш ребенок, что брать чужое без разрешения нельзя, что мама – это святое, нежели о том, умеет ли он читать в трехлетнем возрасте. Хотя… мое мнение иногда раздражает общественность. Например, когда я даю рекомендации относительно грудного вскармливания, часто можно встретить такие отклики: «Как Комаровский может рассуждать о здоровье женской груди, если у него ее нет?!»... (смеется)

опубликовано 02/04/2009 09:53
обновлено 26/02/2017
Пресса

Комментарии 1

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Гость
08/04/2009 09:12 #

Гость

всё на столько легко, понятно и очевидно, что только уверенность в себе, любовь и независимость от общественного мнения могут и помогут родителям быть таковыми.

Скачивайте наши приложения