О докторе Комаровском я узнала давно, более десяти лет назад. Однажды, переключая каналы телевизора в поисках чего-нибудь удобоваримого, я «зацепилась» за слова «а давайте подумаем, как жила бы эта мама в условиях дикой природы», сказанные кем-то с необычной для телевидения того времени живостью. И хотя мамой я на тот момент не была и, честно говоря, быть не собиралась, меня всё-таки заинтересовал вопрос о том, разжёвывала ли моя прародительница фрукты своему двухмесячному детёнышу. Ни такой манеры говорить, ни такой логики у медицинских работников я до той поры не встречала, поэтому просидела, как прикованная, до конца программы, чтобы понять - это кто ж такой позволяет себе с ног на голову ставить отечественную педиатрию? Прикармливать до первых зубов не надо (а как же он выживет, бедный?), витамины без особых показаний не давать (а как же профилактика?), не укачивать (а что ж тогда целыми днями делать?) и т. д. Самое удивительное, что мои околомедицинские стереотипы не хотели сдавать своих позиций, но доктор был до неприличия убедителен. В конце программы ведущая любезно представила Евгения Олеговича Комаровского, заодно сообщив, что на днях в магазине «Знахідка» (харьковчане, помните, был такой мрачный подвальчик на Сумской?) состоится презентация книги этого загадочного педиатра. Поскольку я в то время находилась в достаточно «революционном» возрасте, то, разумеется, не могла пропустить мимо ушей презентацию книги «реформатора от педиатрии».
В день презентации народу собралось не так и много. Думаю, при большом желании в подвальчик можно было бы затолкать человек 20. Сначала нас было всего несколько человек. В основном, люди приходили, чтобы задать конкретные вопросы о конкретных детях, а даже не для того, чтобы ознакомиться с книгой. Презентация плавно переросла в поток консультаций. Рассказчик был настолько интересен, что все, кто забежал на минутку спросить какую-то малость, не находили в себе сил оторваться от общения. О чём только не спрашивали - и о диатезе, и о прививках, и о прикорме, и о пеленании... Под конец встречи прибежала встревоженная бабушка и со слезами на глазах стала рассказывать, что её внуку поставили страшный диагноз - дисбактериоз. И заодно сказали, что это не лечится. Евгений Олегович стал задавать вопросы - сколько месяцев ребёнку, сколько раз кушает, сколько раз ходит в туалет, сколько спит. С серьёзным лицом выслушав, что ребёнку 2 месяца, он весит около 5 кг, кушает каждые 3 часа, ходит в туалет по 3-4 раза в сутки и спит всю ночь (!), Евгений Олегович вдруг попросил внимания (надо сказать, что народ уже перезнакомился и начал общаться не только с доктором). Все притихли, образовав ровный кружок. В центр кружка Комаровский поставил бабушку. И всё с тем же серьёзным лицом громогласно заявил: «Посмотрите на эту женщину!». Бабуля несколько опешила от такого поворота. «Посмотрите на эту счастливую женщину! Она - бабушка ребёнка, который нормально ест, нормально набирает вес, да ещё и спит всю ночь, не просыпаясь!» Присутствовавшие молодые мамы и папы сдержанно-завистливо заулыбались. Бабушка всё ещё пребывала в шоке. «У меня есть только один вопрос к вам, - продолжил доктор, при чём бабушка окончательно испугалась, - ГДЕ ВЫ ВЗЯЛИ ЭТОТ ДИАГНОЗ???». Общий смех, счастливая бабушка рассыпается в благодарностях. Занавес.
С презентации я унесла книгу с автографом и глубокую убеждённость в том, что растить здоровых детей - вполне разрешимая задача. На тот момент я и не предполагала, что наши пути будут пересекаться неоднократно. Разумеется, доктор этого не помнит. Не помнит, как по пути на эфир рассказывал, почему не боится называть вслух мифы отечественной медицины. Вряд ли помнит, как объяснял нашему оператору, почему его 7-месячному Димке в реанимации инфекционной больницы не колют антибиотики. (Малыш с каким-то трудновыговариваемым вирусом угодил прямиком в отделение к Комаровскому). Я хорошо помню забеганного доктора, отвечавшего на сто вопросов одновременно нескольким людям. Даже на ТВ он прибегал с небольшой сумкой, которую просил «категорически не ронять», пока он будет занят на прямом эфире. Ассистенты с пониманием перемигивались - ясно дело, человек проработал полжизни в реанимации, «всё своё ношу с собой». Тем удивительнее мне было увидеть Евгения Олеговича в совершенно нетипичной для него обстановке. Красивая, со вкусом подобранная мебель. Уютный кабинет, спокойная обстановка...

- Клиника Комаровского - это, на первый взгляд, кабинет, где принимает Комаровский. На самом же деле «Клиником» - очень серьезная структура с широкими возможностями. Её основные задачи - организация и оптимизация двух вещей: консультаций Комаровского и создание условий для написания книг и работы с сайтом.
Собственно говоря, вот для этого всё и предназначено. Хотя в целом задач многократно больше.

- То есть офис и кабинет в одном флаконе.

- Условно говоря, да. Конечно, если у меня на приёме возникает ситуация, требующая кого-то уколоть - ну, например, оказать неотложную помощь по поводу температуры, аллергии или рвоты - то, естественно, все препараты неотложной помощи есть и медсестра, которая может сделать укол, тоже есть. Но вовсе не является моей задачей делать самому массажи, анализы и прочее. Тратить мне на это силы, средства и время, наверное, нерационально. И поэтому мы в эти игры не играем. Я прекрасно понимаю, что, написав статью о лечении или организации помощи ребёнку с аллергическим дерматитом, я сделаю добра намного больше, чем, вылечив лично 200 человек с этим диагнозом. Ведь статью прочитают десятки тысяч людей, которые смогут, живя в любой Хацапетовке, помочь своему ребёнку. Вот это намного важнее. Но для того, чтобы у меня была возможность писать, нужны нормальные условия, нужны помощники. Эффективная деятельность Комаровского - т.е. книги, статьи, ответы на вопросы, сайт - нуждается в конкретном наборе инструментов для повышения эффективности труда. Вот всё это и обеспечивает «Клиником». Работоспособность инструментов требует каких-то материальных средств. Поэтому приём больных - один из способов содержать офис, содержать штат помощников, и все это, повторяю, для того, чтобы лучше и более производительно делать главное - писать, учить, консультировать, делиться опытом и т. п.
В отношении возникших и у нас на сайте, и в других местах сети обсуждений касательно цен «Клиникома» замечу, что цена приема - всего лишь отражение реального опыта и умений доктора Комаровского, а также и это, пожалуй, самое-самое главное - мера той ответственности, которую я готов на себя взять и, собственно говоря, постоянно беру. Другой вопрос в том, что мы все не очень-то привыкли задумываться над тем, сколько стоит ответственность - за это и расплачиваемся постоянно и везде - и в политике, и в педагогике и во всем остальном.
К сожалению, и ответственность врача, и точность диагноза часто волнуют конкретных родителей очень мало. Люди уверены в том, что достаточно заплатить доктору деньги, и они выздоровеют на следующий день. То есть, если именно я назначил лекарства, и они начали их пить, то всё должно пройти буквально к вечеру. Но ведь лекарства - это далеко не всё. Есть другие методы лечения, которые в большей степени зависят от родителей ребёнка. А врач нужен для того, чтобы определить грань, за которой нужно платить деньги аптеке. Я нужен для того, чтобы защитить вас от аптекаря.

- Интересный момент. Действительно, я знаю многих людей, которые ожидали от Ваших консультаций назначения каких-то препаратов, а получили рекомендации по обустройству детской комнаты. И результат не заставил себя ждать. А знаю и других - тех, которые тратят на лекарства гораздо больше, чем стоит Ваша консультация, но при этом результат отсутствует.
А как изменилась Ваша жизнь с появлением «Клиникома»?

- Я реально вижу, что сейчас у меня начался принципиально новый этап - наконец-то появились вокруг меня люди, которые создали эту клинику вместе со мной. Сейчас я принимаю людей, я пишу книги, но я не думаю о том, откуда на этой полке взялась пачка белой бумаги, кто заправил принтер, кто оплатил сигнализацию и привёз кофе в офис. Это не я думаю. И мне приятно, что я теперь не один, что тем важным и нужным делом, которым я столько лет занимался, мы теперь занимаемся вместе.
Сегодня я написал в Word-е 25 тысяч слов. Это статья о внутричерепном давлении, которое меня уже достало - то есть не давление, а сама эта тема. Я посмотрел ребёнка - у меня полчаса перерыв, я спокойно могу это время писать. Могу выйти и сказать «Настя, найди мне, пожалуйста, информацию по такой-то теме». И она будет готова. Я могу, в конце концов, набросать абзац (ну вот просто мысль пришла в голову), и пока я буду смотреть следующего ребёнка, кто-то этот абзац приведёт в порядок. Это очень важно. Поэтому цели таковы. Я хочу иметь свою собственную книжку под названием «Здоровье ребёнка и здравый смысл его родственников». Перевожу на русский язык. Я всё время отдавал кому-то рукопись и с ней делали что-то совершенно чудовищное. Причём ни одного издания без кучи ошибок ещё не было. Более того, любой текст, который висит в Интернете - это текст, не прошедший корректуры, не выверенный никем. Поэтому я сейчас прошёлся полностью от начала до конца по книге «Здоровье ребёнка». Немножко переписал кое-какие главы, немножко добавил по поводу кормления по требованию - этой боевой темы - в главу о естественном вскармливании. Я написал всё, что я думаю по этому поводу честно и откровенно. Плюс в эту книгу я включил новые главы - статью о разнообразном питании, книжку о памперсах, «Экспериментальную эпидемиологию». Я бы очень хотел, чтобы эту книгу мы издавали сами. Мы уже зарегистрированы как издательство «Клиником», оформили все документы, у нас есть лицензия на издательскую деятельность. И рассчитываю, что эта книжка появится на прилавках в течение трёх-четырёх месяцев. После этого передо мной будет новая книга. В условиях, в которых я сейчас существую, при наличии конкретной темы у меня достаточно времени для того, чтобы писать. Я думаю, что до конца года напишу многое.
Дальше. Очень-очень скоро появится новый, принципиально новый сайт. Абсолютно. Где будет всё (и дизайн, и программирование) переделано, поменяется цветовое решение, поменяется адрес - komarovskiy.ru или komarovskiy.net, - а этот сайт останется как зеркало. Новый сайт будет иметь намного больше информации, будет постоянно обновляться, потому что теперь есть человек, который будет постоянно этим заниматься. И есть много всего, что я хотел бы в этот сайт добавить. Всё это нужно на форуме обсуждать, потому что форумчане - это на сегодняшний день мои реально существующие единомышленники. Точно также можно и нужно обсуждать темы книг. И к счастью, условия для их написания появились!!
Какие могут быть темы: это и учебник детских инфекционных болезней, и «Энциклопедия по лечению ОРЗ», и книжка по неотложной помощи. Таких книжек имеется куча, на самом деле, но когда я в книге по неотложной помощи читаю «а после этого позвоните Вашему врачу», то я просто испытываю шок. Нужна книга, не допускающая «сделайте так или так», а такая, где большими буквами было бы написано: а), б), в). А маленькими - информация к размышлению. Всё это реально. И есть куча тем, которые сейчас - коммерческая тайна. Есть уже идеи и видеопродукции, и аудиокниг. Но для того, чтобы всем этим заниматься, для начала нужно реорганизовать сайт, отработать схему работы клиники, закончить подбор сотрудников. Нужен ещё определённый алгоритм написания и издательской работы - вот всем этим мы сейчас и занимаемся. И надеемся, что получится.

- А те записи, которые существуют на сегодняшний день - например, те же фрагменты программы «Семья от А до Я» с Вашим участием - можно приобрести?

- Можно. Но для этого я должен Вас послать к какому-то дяде. Идея в том, что любой человек на сайте Комаровского сможет приобрести - заказать и оплатить - любую продукцию Комаровского. Диск есть уже сейчас, но для того, чтобы его продавать через Интернет, надо отработать систему платежей. На сайте будет возможность оплатить всё любым способом - Интернет-деньги, web-money, счёт в любой валюте.

- Повлияло ли на Вашу жизнь создание сайта Комаровского? Ведь раньше Вы, наверное, не имели возможности получать столько отзывов о Вашей работе. И они, я полагаю, достаточно лестны. Это влияет как-то на Вашу самооценку, на Ваш характер?

Это, прежде всего, подтверждает правоту и целесообразность того, что я делаю. На характер не влияет, на него вообще мало что влияет, это категория врожденная. А самооценка улучшается. И это для нормального, в меру честолюбивого мужика в зрелом и активном возрасте - очень важно.

- А вообще, что Вам чаще приходится лечить - болезни или последствия лечения?

- Мои единомышленники крайне редко обращаются ко мне в связи с проблемами, возникшими из-за лечения. Поскольку вся идеология построена на максимальном ограничении фармакологии. Хотя и без лекарств можно так полечить, что мало не покажется - я про банки, компрессы, растирания, поедания жира барсука, закапывания в уши скипидара и т.п. Все это присутствует и сейчас, так что чаще или реже приходится иметь дело со всем.

- А Вы не боитесь остаться без работы?

- Я??? Упаси Боже.

- Ну, а если сбудется мечта - все прочитают книжки, сайт, у всех дети буду крепкие и здоровые...

- Во-первых, для того, чтобы тему решить, надо решить очень многие вещи. Например, надо изменить систему отопления города Харькова. Пока у нас включено централизованное отопление, пока наши дети дышат сухим и тёплым воздухом на мой век хватит и гайморитов, астм и т. д., какие бы вы хорошие не были. Второе - вот там, на форуме, мелькнула мысль о том, что де Комаровский сетует, что к нему ходят с соплями. Я не возражаю - ходите, с чем хотите. Т.е. если Вы именно сейчас нуждается в помощи и совете - добро пожаловать. Понятно, что когда вы пришли с соплями, то мне проще. Но парадокс заключается в следующем - когда Вы пришли с воспалением лёгких, то результаты лечения на 99% зависят от меня. А когда Вы пришли с соплями, то результаты на 99% зависят от мамы, а от меня не зависят. Поэтому я пытаюсь выдать вам алгоритм, когда именно при соплях надо ко мне идти: а) отсутствие улучшения на 4 день, б) любая температура выше нормы на 7-й день, в) сопли, которые не проходят в течение 10 дней и т. д.
Но еще раз повторюсь: моя задача не только в том, чтоб лечить дитя, а еще и в том, чтоб помочь его родителям. Поэтому приходить надо тогда, когда именно Вам нужна моя помощь. И по-человечески я понимаю, что на 2-й день болезни мама действительно нуждается в словах, типа «не суетись, ничего страшного, надо потерпеть». И очень важно в такой ситуации маму поддержать, чтобы она с перепугу не начала самостоятельно лечить то, что лечить не обязательно, а может быть даже и вредно для здоровья малыша.
Ну, а теоретически, конечно, раз в год показать мне любого детёныша, даже абсолютно здорового, однозначно имеет смысл. А когда речь идет о детях первых 2-х лет жизни - так и чаще, иногда намного чаще. Другое дело, что все боятся - нет, не меня - а современной медицины. Объясню: Вы приходите к врачу хвастаться, а выводите оттуда чуть ли не инвалида. Я получаю уйму таких писем. Ребёнку три месяца. Все эти три месяца мама жила «по Комаровскому» - ребёнок спит ночами, купается в воде 28 градусов, никаких проблем нет, мама кормит грудью, он нормально развивается. Она - счастливая мать. И вот в три месяца она идёт в поликлинику и начинается: педиатр находит десять болезней, невропатолог - десять болезней, ортопед - ещё десять болезней, и хирург туда же. И выясняется, что у ребёнка перинатальная энцефалопатия, дисплазия, фимоз и вообще легче родить нового, чем вылечить этого. А ведь она всё делала по Комаровскому, он обещал сладкую жизнь, а, оказывается, мы инвалиды. Ко мне регулярно приходят люди с новорожденными и спрашивают, когда в следующий раз прийти. Обычно я отвечаю, что оптимально - когда появятся зубы, либо в 6 месяцев, чтобы мы определили тактику прикорма. И они честно не собираются со мной встречаться до 6 месяцев, но в три они идут в поликлинику, узнают о себе много нового и интересного, и, разумеется, тут же приходят.

- Да, в общем-то, у меня тоже есть такой опыт. С участковым педиатром нам удалось найти контакт с помощью Вашего совета - при первой же проблеме я спросила у врача, а что будет, если не лечить. И, слава Богу, дальше отношения складываются нормально. Но однажды мне довелось побывать у другого врача с простым вопросом - я хотела, чтобы она посмотрела сына, потому что у него сел голос. В остальном он чувствовал себя прекрасно. После осмотра нам назначили 6 или 7 препаратов, что называется «во все дырки» - грудной сбор внутрь, капли в глаза (???), хлорофиллипт - мазать горло, что-то капать в нос, всё это полирнуть «кларитином» и свечку в попу. Я в некоторой задумчивости посидела над этим списком, выкинула его, и повела ребёнка гулять на улицу. Потом оказалось, что это у сынишки так зубы резались. Интересно, что было бы, если бы я запихнула в него всё, что доктор прописал?

- Ничего хорошего не было бы. Но Юля, то, что Вы описываете, это же абсолютно не типично! 99% мам именно засунут во все дырки - вот что самое страшное!

- Потому что боятся за детей.

- Правильно, конечно, боятся. Но ведь страх не должен проявляться походами в аптеку!

- Но это же от недостатка информации.

- Да, но почему нельзя захотеть её получить? «Я уже третий раз за два месяца даю антибиотики...» Милая моя, что значит, ты даёшь? А когда последний раз за это время ты сделала ребёнку анализ крови?

- Зато так спокойнее. Дал антибиотик - через два-три дня кашля нет.

- Если бы так... Но в целом нельзя говорить, что я противник антибиотиков. Бывают ситуации, когда антибиотик нужен с первых дней. Если острая бактериальная инфекция пиелонефрит, скарлатина, ангина. Кто будет спорить? Но когда у ребёнка вирусная инфекция - при чём тут антибиотики? Они же не имеют вообще никакого к этому отношения! Другой вопрос - я с этим сталкивался - когда в реанимацию привозят ребёнка, который получил десять антибиотиков. А у него сейчас реально двухсторонняя пневмония. На фоне десяти антибиотиков. И ты должен думать, что ему назначить. А действительно, что я могу ему назначить, если стоит мама, которая не сможет купить дорогой препарат. А, кроме этого препарата, ему уже ничего не поможет.

- Но, к сожалению, во многих случаях, врачи даже не ставят родителей в известность, что есть более качественные, пусть и более дорогостоящие препараты.

- А это, кстати, тоже особенность нашей системы здравоохранения. Врач не просто должен знать названия лекарств, он должен знать аналоги, где они продаются, сколько стоят, какова вероятность подделки. Я с этим постоянно сталкиваюсь. Когда люди покупают лекарство, которое на второй день должно помочь - а оно не помогает. Они покупают то же самое в другой аптеке - и им помогает. Так этого ж никто не знает, а виноват Комаровский, что он не то назначил.

- Ваше отношении к гомеопатии.

- Я безумно люблю гомеопатию. Я никогда её не назначаю, но я её безумно люблю. Если Вам назначили «Неврохеель» вместо «Дибазола» - то я счастлив за Вас. Если Вы вместо «Бисептола» пьёте «Афлубин» - я просто горжусь Вашей семьёй.
Я знаю, что такое гомеопатия, знаю суть этого метода, но для того, чтобы овладеть им в совершенстве, нужно, видимо, потратить уйму времени. И когда рядом такой же по образованию доктор, который тоже никогда в жизни не изучал гомеопатию, назначает её направо и налево, я этого не понимаю. Но я не утверждаю, что это плохо. Просто во многих случаях, если человек потратит деньги не на это, а на другое - и я могу сказать, на что - хуже не будет. Вопрос один - наш ребёнок от Бога нормальный или ненормальный? Ответ - нормальный. Если наш нормальный от Бога ребёнок не вылезает из болячек, о чём это говорит? О том, что ребёнок находится в конфликте с окружающей средой. И у нас есть два варианта: с помощью лекарств адаптировать ребёнка к окружающей среде, либо изменять окружающую среду, чтобы она соответствовала потребностям нашего ребёнка. Я считаю, что изменять надо среду, а не травить ребёнка лекарствами, даже если это якобы безвредная гомеопатия.

- Логично.

- Да, логично. Но со мной почему-то не согласно 99% процентов населения. Поэтому очень удобно для всех иметь целую армию врачей, которые могут быть виноваты во всём. Во всём. И они есть у государства. Но когда нашему президенту было плохо, он почему-то поехал лечиться не в киевскую больницу.

- У меня есть вопрос от молодых врачей по поводу того, могут ли они, в том числе и на платной основе, приехать к Вам для стажировки.

- Вопрос на самом деле следующий. Я прекрасно понимаю, что было бы очень неплохо дать какое-то объявление и устроить какой-то платный семинар. То есть люди приехали, мы их в Харькове поселили, я с ними 3-4 часа в день обсуждаю какие-то вопросы в форме семинара на самые актуальные темы - ОРЗ, инфекционная патология, детская неврология, принципы антибактериальной терапии - самые-самые глобальные фокусы. Мифические «совковые» диагнозы типа дискинезии, диатеза, дисбактериоза, внутричерепного давления и т. д. Но сейчас, во-первых, для этого нет реальных условий. Во-вторых, для этого нет сейчас времени. И, в-третьих, совершенно никто не хочет этим заниматься.
К сожалению, мои встречи с родителями происходят потому, что мы вынуждены обсуждать несуществующие диагнозы и несуществующие нигде в цивилизованном мире способы лечения. Это происходит оттого, что человек в белом халате не готов брать на себя ответственность за здоровье ребёнка, а родители тоже не готовы её на себя брать, поскольку ограничены в информации. Один человек не готов брать её по этическим и материальным соображениям, а вы, родители, не готовы это делать, ну просто потому, что не готовы и наивно думаете, что к этому готов кто-то другой. Поэтому Вас надо научить этому всему. Но вам это не надо. Под словом «вам» я понимаю широкие массы трудящихся. Потому что как раз тех девочек, которые на форуме собрались - им как раз это надо. Ну, так они эту информацию и получают. Я-то её не скрываю, в общем-то. Но, если взять любую аудиторию, где я читаю лекцию о том, как помочь ребёнку при соплях, или как сделать так, чтобы вы спокойно пережили зиму, или как надо организовать быт в детском саду, чтобы дети там не заражались друг от друга постоянно, то для того, чтобы это довести, надо собрать всех мам, которые водят детей в этот самый детский сад. Собирайте. Это ваша половина пути. А научить - моя. Так я ж и не против, собственно.

- Кстати, нет ли у Вас каких-либо планов, связанных с созданием детских учреждений на основе Вашей системы воспитания здорового ребёнка. Детских садов, например?

- У меня??? Я могу только выступить консультантом. Поймите одну вещь: для нашего человека хороший детский сад - это сад, где есть английский, музыка, танцы и т.д. А для меня хороший детский сад - это сад, где можно регулировать температуру и влажность воздуха в спальне, где нет накопителей пыли, где в любую погоду с детьми гуляют, где никогда не заставляют детей есть. У меня другие принципы. Ну даже, если санстанция наша не имеет понятия, что влажность воздуха в детских учреждениях имеет нормы и должна контролироваться... О чём тут говорить?

- А никто не высказывает желания сотрудничать с Вами в этом смысле? Ведь сейчас полно коммерческих учреждений, которые стремятся как-то выделиться, улучшить условия для детей.

- Нет, это никого пока не интересует. Но если я ещё начну создавать детские сады... Я готов стать идеологом, но для «создавания» - согласований и сбора бумажек и хождения по инстанциям продуктивнее будет использовать кого-то другого. Я однажды уже говорил - у меня есть мечта, чтобы олигархами стали женщины. У нас есть куча частных кафе, казино, ресторанов, фитнесс-клубов (про сауны и охотничьи хозяйства я уже не говорю). Но почему у нас не вкладываются деньги в частные детские больницы, лаборатории, которые говорят правду, в нормальные детские сады, школы? Людей, которые готовы платить деньги, полно, но они хотят за эти деньги чего-то непонятного. Ну, давайте сделаем хоть один детский сад с уклоном в здоровье, а не в мозги. Ибо нет радости от мозгов, когда нет здоровья. Это бессмысленно. Но что с этим делать - я не знаю.

- Часто ли Вам приходится слышать о проблемах, которые вызывает воспитание детей «по Комаровскому». Ребёнок идёт в наш теплолюбивый садик, где всех греют и кутают - и как он там выживает?

- Да нормально выживает. Во всяком случае, люди ещё ни разу не высказывали недовольства тем, что их ребёнок может то, чего другие не могут.

- Вы много знаете медицинских работников, которые читают Ваши книги? Коллеги проявляют к Вам интерес?

- Интерес проявляет нынешнее поколение. Те, кому сейчас до 30-ти. Самое интересное, что они сначала приходят к книге как мамы, и только потом как врачи. Опять-таки, тут всё очень сложно. Честно говоря, если на сегодняшний день во всей моей почте 25 тыс. писем в папке входящие, то я могу насчитать, там, может быть, десяток писем от врачей, которые интересуются или которые готовы были высказать своё мнение. Но давайте подойдём с другой стороны - а насколько типичен педиатр, имеющий дома компьютер и электронную почту, общающийся в Интернете?

- Но книга-то стоит недорого, и прочитать её несложно, тем более Вашим-то стилем.

- Конечно, но это же нетипично для беллетристики, что человек напишет мне бумажное письмо и пришлёт его. Поэтому чаще используется электронная почта, но для педиатров электронная почта - явление, несколько выходящее за рамки стандарта. Обратите внимание на следующее: - вот я живу с окулистом (т.е. жена у меня - окулист). Она прекрасный врач с высшей категорией, со стажем 25 лет. Она ходит в поликлинику, получает удовольствие от лечения детей и общения с коллегами и получает за это удовольствие на сегодняшний день что-то около 630 грн. в месяц (для не жителей Украины - это около 100 евро). Это зарплата, размер которой вызывает во мне умиление. Правда, здорово! Труд детского окулиста - по-видимому, не является ответственным настолько, насколько труд депутата, который может получать 15 тысяч в месяц. Поэтому, когда я слушаю выступления нашего любимого президента перед врачами о том, как надо мобилизовать, поднять, реорганизовать и улучшить, то я не могу передать своих чувств, как я их люблю всех.

- Вернёмся к Вашим работам. Как обстоят дела с плагиатом?

- На сегодня мои сотрудники отслеживают сайты, которые «натырили» Комаровского. Так мало того, что крадут. Они сплошь и рядом вообще на меня даже и не ссылаются. Ещё хуже, когда они подписывают мои тексты другими фамилиями. Последний шедевр - вот эта замечательная книжка, изданная в 2006 году, издательство «Вече», 4 автора, Москва. В Харькове эта книга стоит 40 грн.

- А Ваша сколько, для сравнения?

- Около 20. Вопрос не в этом. Вот смотрите, предисловие - «несколько слов об этой книжке». Слово в слово предисловие к книге «Здоровье ребёнка...» Они что, вчетвером не могли написать предисловие к книжке, которая выходит в Москве, в двухцветной печати, в твёрдом переплёте, в серьёзном издательстве?

- И что Вы с ними сделаете?

- Я - ничего. Но сейчас руководство клиники - то есть мой менеджмент, звучит-то как! - так вот мой менеджмент будет этим заниматься. Мне некогда на кого-то гавкать. Я могу только показать, на кого. «Клиником» на сегодня имеет договор с очень серьёзной юридической структурой, которая будет всеми этими вещами заниматься.

- Насколько я знаю, за такие вещи даже тираж из продажи изымается.

- Да. Я знаю одно - когда я отдаю рукопись в издательство, то обязательно подписываю договор. В этом договоре есть пункт, что я гарантирую, что написанное является моим личным продуктом, и в случае претензий от третьих лиц я несу ответственность. Поэтому предъявить претензии к издательству невозможно никогда.

- Зато можно предъявить претензии к автору.

- Совершенно верно, мы можем непосредственно к автору предъявить претензии. Но я же в силу своей ментальности, небедности и относительной независимости, прекрасно понимаю, что если некая тётя украла мою статью, она, скорее всего, бедный доктор, которому некогда было писать, у неё дети голодные, она украла статью Комаровского, подписала своей фамилией и напечатала в журнале, ну, предположим, «Мама и малыш». И мне как-то её жалко, я её по-человечески понимаю - она бедная, от неразумности на это пошла. Ну, выставим мы ей претензии, а толку... А юристов эти темы не волнуют. Они говорят сразу - ну, почему это толку нет? А квартира у неё есть? А машина у неё есть? Я говорю - да Вы что, по миру человека пустим. А они мне - так зачем он ворует, этот человек?

- Ну, с другой стороны, логика в этом есть. Человек же отдаёт себе отчёт в своих действиях. Просто люди привыкли к царящей у нас в стране безнаказанности в этой сфере.

- В этой сфере - однозначно. Тут и причина. Я просто могу сказать, что на сегодня знаю более чем 600 сайтов, где цитируются фрагменты Комаровского - и что, думаете, у меня кто-то на это спрашивал разрешения? Но с другой стороны - да, я создавал сайт не для того, чтобы на нём зарабатывать. А для того, чтобы имеющуюся информацию довести до как можно большего числа людей. Но когда я пишу статью про аллергический дерматит и рядом с ней пишу большими буквами, что данная статья предназначена только для посетителей сайта Комаровского, её копирование запрещено и после этого обнаруживаю её на десятках сайтов, то это уже хамство. Поэтому я планирую то, что есть на сайте сегодня, на сайте и оставить. Я никуда это девать не буду. Но всё, что будет появляться новое, я не могу просто брать и выкладывать. Я могу выкладывать на какое-то время и забирать, делать так, чтобы доступ к текстам имели только мои зарегистрированные пользователи, например, и т. д.

- Но это тоже не проблема - зарегистрироваться, зайти, скачать.

- Да, но когда мы - зарегистрированная юридическая структура со всеми лицензиями и вывеской на сайте, что копирование запрещено и преследуется по закону. Ведь Вы понимаете, что когда с сайта Комаровского кто-то украл и когда у организации кто-то украл - это разные вещи, потому что организация имеет средства и возможности наказать того, кто украл. Это принципиально важно. Просто когда мы говорим, что человек - педиатр, то его априори воспринимают как голодного, несчастного и неспособного себя защитить. Лично я хочу стать тем, кто за себя постоит. Но с помощью других людей. Тем более, мне кажется, что я в плане альтруизма сделал уже очень много. Ну вот, например, смотрите, за последние 3 года папка «отправленные». 18336 писем. Это же нельзя придумать, согласитесь.

- Каждый специалист своего дела продолжает всю жизнь учиться. Находите ли Вы время для этого и у кого (или где) Вы учитесь?

- Сейчас всё больше и больше в Интернете. Количество больных за мою практику по самым скромным подсчётам переваливает за 150 тыс. человек, поэтому мне кажется, я уже имею право на собственное мнение. Опыт позволяет. А что касается изысков современной науки, то они не требуют непосредственного контакта с авторами, что называется, «глаза в глаза». Я могу это всё прочитать. В этом плане написание любой работы очень много даёт. Я же прекрасно знаю, что каждое написанное мною слово будет анализироваться безумным количеством доброжелателей. Стоит позволить себе малейшую неточность - и они с таким удовольствием будут это обсуждать. Поэтому, конечно, я много читаю.

- А в какой области медицины сейчас чаще всего удаётся почерпнуть что-то новое?

- Постоянно идёт прогресс в клинической фармакологии. Появляются новые лекарства, новые методики лечения. Но, должен сказать, что здесь большинство новшеств касается всё-таки терапии. Педиатрии меньше. Ну, просто потому, что такие наболевшие темы как кардиология, гастроэнтерология - они к детям практически не имеют отношения на самом деле. А чем больше я лечу детей, тем больше прихожу к выводам, что лечить надо родителей.

- Чего боится доктор Комаровский?

- Болезней.

- Своих?

- Да, своих болезней, болезней близких. Ну, в частности, не дай мне Бог сойти с ума. Вообще, когда тебе 46- 47, ты начинаешь понимать, что ты уже не такой как раньше. Нет, нет до вялости и отсутствия желаний вроде как еще далеко, но ты уже не можешь не спать по три ночи. И, оглядываясь назад, понимаешь, во что тебе обошлись вот эти самые 25 лет в медицине. Скольких это стоило нервов, эмоций, бессонных ночей, заработанных в реанимации болячек... Сколько трагедий. Я могу сказать, сколько я вылечил, но меня же есть и своё кладбище. Мало кто это понимает. Да и не дай Бог понимать, если честно. И вот по этому я сделал всё - всё! - чтобы мои мальчики не пошли по этому пути. Не дай Бог. Я сейчас анализирую... Мой учитель, который заведовал реанимацией, умер в 49 лет. Женщина, зав. кафедрой, которая меня учила, не дожила до 50. Мои учителя ушли, а сколько людей спилось, заработало инфаркты... Страшно подумать. И когда с доктором что-то приключается - ну, кто побежит ему помогать, кроме своих же собратьев.

- К сожалению, у нас информация поставлена так, что даже если и есть благодарные пациенты, которые могли бы помочь в какой-то ситуации - они просто не знают, что нужна их помощь.

- Я столкнулся как-то с такой ситуацией. Я ведь довольно много выступал на телевидении, и когда умер мой шеф от лейкоза, я позвонил на один из харьковских телеканалов, где регулярно выступал, и попросил дать информацию о том, что умер человек, который спас десятки тысяч детей в этом городе. И люди просто захотят проститься. На что мне ответили «если Вы у нас выступите, то потом к нам половина Харькова побежит с некрологами». Я, правда, сказал им, что я о них думал...

- Это одна из причин, почему я ушла с телевидения. На сегодняшний день там интересен только заказ. Есть деньги - работай. Нет денег - делай то, за что платят.

- О, на эту тему у меня есть прекрасный пример. Недавно, месяца четыре назад, мне звонит девочка из Киева. Ну, предположим, Маша Иванова. И говорит: «Я Ваша страстная поклонница, я не понимаю, почему такого человека, как Вы, так мало знают. Я хочу снять о Вас фильм». Я говорю: «Я не возражаю, снимайте». Она мне: «Ну, хорошо. Вы счёт запишете?». «Какой счёт?» - спрашиваю. «Ну, как же, Вы же нам должны деньги перевести!».

- Что для Вас самое важное в сегодняшней ситуации?

- Знаете, я, прежде всего, рад, что могу заниматься любимым делом. Работа может приносить как моральное, так и материальное удовлетворение. Хорошо, когда удаётся это совмещать. Но как бы там ни было, как бы ни сложилась моя жизнь дальше, я буду продолжать заниматься своим любимым делом. Иначе просто перестану себя уважать.

Евгений Олегович Комаровский - нетипичный для нашего здравоохранения доктор. Его рекомендации многих родителей ставят в тупик. Синдром «золотой таблетки» часто заставляет людей скептически относиться к лечению с помощью увлажнителя воздуха или замены одеяла на более тонкое, а некоторых так называемых «неврологических проблем» - с помощью ремня. Но это надо принять. Принять нам, родителям. И, прежде всего, принять на себя ответственость за то, что происходит с нашими детьми. Осознать, что всё, чем живёт ребёнок каждый день, имеет на его здоровье гораздо большее влияние, чем наши периодические «меры по спасению». Комаровский - очень хороший врач. Но он не всемогущ. Он не может никому из нас приставить свою голову. И поэтому мне хочется сказать всем, кто ожидает от выдающегося педиатра чуда - вам не сюда. Комаровский не разведёт руками ваши проблемы без вашего участия. И то спокойствие, которое он так здорово умеет внушать - это спокойствие, полученное дорогой ценой. Ценой огромного опыта, ценой глубокого анализа ПРИЧИН болезней детей. И чтобы это спокойствие заслужить, родителям надо пройти тот же путь. Пусть только мысленно, только логически, ступая по указке, подглядывая в книжку. Но этот путь мы можем пройти только САМИ. С зачатия и рождения. С самых истоков. Благо есть, куда идти. И есть, кому нас направлять...

опубликовано 02/04/2007 17:19
обновлено 20/02/2017
Интернет

Комментарии 1

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Гость
20/02/2009 16:52 #

Гость

Да, вроде информации по трекерам нет о докторе Комаровском. Хотел видео скачать с торрента, да видимо придется отсюда брать.
Очень нравится ваши статьи и видео. Читаю все.
Спасибо за просветительство.

Скачивайте наши приложения

Приложение Кроха