Евгений Комаровский: «Противопоставление запада и востока – оно тоже во многом искусственно»

А.ГОЛУБЕВ – В эфире "Эха Москвы" Евгений Олегович Комаровский – главный, пожалуй, детский врач Украины. Здравствуйте, Евгений Олегович!
Е.КОМАРОВСКИЙ – Здравствуйте!
А.ГОЛУБЕВ – У нас в России, наверное, тоже нет родителей, которые не знают Евгения Комаровского, поэтому к вам прислушиваются, и мне бы хотелось поговорить с вами как с гражданином и как с человеком, который, по всей видимости, как-то следит за политической ситуацией на Украине, тем более, что вы часто работаете в Киеве. Живете вы в Харькове, но для меня здесь интересно, что вы не политик - человек, который в отличие от политиков не говорит, а больше как-то делает и пытается менять ситуацию в стране к лучшему, в частности, в области здравоохранения. И у нас в России это тоже очень актуально, и поэтому, если я не ошибаюсь, вы еще как-то не высказывали своего отношения к тому, что происходит сейчас на Украине, в Киеве, в других городах. Поэтому у меня первый вопрос: Как вы, собственно, ко всему этому относитесь, и что думаете по этому поводу?
Е.КОМАРОВСКИЙ – События, по большому счету, мною рассматриваются, как неизбежные, то есть, рано или поздно что-то подобное должно было произойти. И побудительная основа для того, что произошло, это то, что я называю кризисом государственности. Я объясню, о чем идет речь. Государство перестало выполнять свои базовые функции. Это то, к чему надо возвращаться. Это совершенно не очевидно для многих людей. Люди вообще забыли, зачем существует государство. Когда люди объединяются в государство, в народ, то они решают, что есть некие проблемы общества, которые надо кому-то делегировать, надо делегировать, чтобы кто-то организовал защиту общества от врагов; помощь при болезнях, воспитание детей, охрану порядка. И вот именно для этого люди придумывают государство. И люди платят из своего кармана, дают денежку государству, чтобы оно эти функции выполняло.
И вдруг мы приходим к тому, что людей, которые довольны тем, как выполняются государством эти функции, практически не осталось. Кого-то они устраивают больше, кого-то меньше, но система образования не годится, система оказания помощи при болезни не очень хорошая, получить помощь юридическую очень сложно; те, кто должны нас защищать – мы их боимся больше всех на свете и так далее. И вот это приводит к недовольству людей. И это недовольство очень направленное, очень конкретно: «Мы хотим жить по-другому». Но вместо того, чтобы обсуждать конкретные проблемы: как нам улучшить медицину, как навести порядок в образовании; как сделать так, чтобы я, обратившись в суд или милицию, получил защиту – вот вместо этого, поскольку этого не хочется делать, не хочется тратить на это время, людей пытаются совершенно искусственно повернуть на другие проблемы. Заставить их, например, выбирать между Европой и Россией. То есть, мы не обсуждаем то, что нас на самом деле волнует. То есть очень умелые кукловоды пытаются людей оттолкнуть от реальных проблем, которые, собственно говоря, и выявились на улице, и вложить в их руки и их языки совершенно другие лозунги.
А.ГОЛУБЕВ – А кто пытается? Я не совсем понимаю - в данной ситуации, кому надо: оппозиции, Европе, Януковичу…?
Е.КОМАРОВСКИЙ – А вот вы знаете, здесь, если бы мы говорили о детских болезнях, я бы мог вам рассказывать этиологию и патогенез, как развивается корь и что надо делать. Я все-таки хочу остаться врачом. У меня могут быть свои мысли, но я как-то привык к тому, что человек должен делиться реальными проблемами, он должен быть экспертом, если уж он делится. Я вам просто приведу такой пример. Идет заседание Верховной Рады и принимают бюджет страны. Я не говорю о том, что этот бюджет принимают на 3 месяца позже, чем положено, и принимают без обсуждения, за один день и так далее. И в тот же день, когда принимается бюджет, принимают еще 6 законов – вы о них слышали – как ходить не больше, чем по пять ну, и так далее. И на следующий день - обратите внимание, это очень показательно – ни одна телекомпания, ни одна газета ничего не пишет про бюджет. Целый день по телевизору показывают людей, которые ходят с кастрюлями на головах.
То есть, была и есть реальная проблема: принимали бюджет, в котором на милицию дали в три раза больше денег, чем на медицину, и его приняли. И это ни одна живая душа не обсуждает – обсуждают то, что нельзя митинговать с каской на голове, вы понимаете? Я считаю, что человек, который это придумал, это великий кукловод, то есть, папа-Карло не попадает. Но вопрос в том, что основная масса людей не улавливает то, что мы всю страну превратили в марионеток. Я очень хочу заглянуть в глаза кукловодам, я очень хочу понять, что он хочет от нас всех? За что, что мы его плохого сделали? Но я его найти не могу. Я знаю свои инструменты – как попытаться эту проблему решить, но боюсь, что это неинтересно. Таких, как я, сейчас никто не будет слушать.
Кстати, я вернусь немножко, может быть, к тому, что мне ближе – к медицине. Если вы хотите – а я все-таки занимаюсь детской медициной – о чем-то попросить ребенка или дать ему команду: «Перестань бросаться снегом» - например, то есть первое правило: надо убедиться, что ребенок тебя слышит. Он там заигрался, он что-то кидает. Нельзя воспитывать дитя, пока он на своей волне. Надо сначала сказать: «Вася! Вася! Посмотри на папу!» Вот сейчас такая ситуация, когда Васи, Пети и Богданы заигрались до такой степени, что услышать доктора они не в состоянии. И я, может быть, поэтому и не пытаюсь ничего сказать. Мне надо как-то, чтобы они успокоились, чтобы они, может быть, захотели услышать, чтобы они поняли, что мы идем в тупик, что мы ничего решить не можем такими методами.
А.ГОЛУБЕВ – Да, но вы же говорите, что протесты – они закономерны, но в демократических странах, в демократических режимах такие вопросы решаются на выборах. Осталось немного подождать до выборов президента и высказать свое недоверие президенту, который это доверие не оправдал.
Е.КОМАРОВСКИЙ – Вы знаете, я руками и ногами за демократические институты и порядок. А если у человека нет законных способов реализовать себя в демократическом обществе?
А.ГОЛУБЕВ – Выборы.
Е.КОМАРОВСКИЙ – А выборы, законность выборов вызывает огромные сомнения у большинства населения.
А.ГОЛУБЕВ – Но в том, что Янукович был избран абсолютно законно…
Е.КОМАРОВСКИЙ – Абсолютно! Никто и спорить даже с этим не пытается. В том-то вся и проблема, что, если бы мы сейчас верили в законность избирательных комиссий, что там закон и порядок; в то, что во время выборов не будет никаких махинаций…. Мы четко и прекрасно знаем, что возможности человека стать у руля на сегодня прямо связаны с его материальным положением и с его близостью к существующим силовым структурам.
А.ГОЛУБЕВ – Но это вы заранее уже обозвали политиков предателями, изменниками, ворами, что они все фальсифицируют. То есть, вы, получается, не собираетесь ждать свой… заведомо знаете, что все будет украдено, сфальсифицировано и не собираетесь ждать голосования…
Е.КОМАРОВСКИЙ – Минуточку. Политиков всех подряд ворами и так далее обозвали вы только что, а я ничего подобного не говорил. Я говорил о том, на самом деле, что огромное разочарование, например, наше состоит в том, что мы путем изменения Конституции – это очень похоже на то, что происходит в вашей стране – полностью реализовали нашу веру в доброго царя. Наш президент обладает такими полномочиями… ну, то есть, нет такого, чтобы он не мог решить. Вы знаете, если бы наш президент топнул ногой и сказал: «Ребята, можно хоть у детей не красть, в конце концов! Ну, давайте введем мораторий на воровство у детей. Вот, для начала, а потом введем мораторий на воровство в медицине вообще» - вот просто топнул ногой. И мы ждем его. И получается, что люди, обличенные властью, сейчас думают о другом. На самом деле, если бы мы знали рецепты! Понимаете, нам всем хочется доброго царя. И вам хочется, всем хочется, понимаете? Мы боимся. Мы хотим выбрать другого, а кого мы должны выбрать? Вот проблемочки тоже! Вы же все это видите, что выбирать особо нечего. Потому что человек, который будет думать о детях вообще, а не о собственных, он не имеет ни возможностей, ни материальных ресурсов что-то добиться.
Более того, так много лет политики демонстрировали нам такую грязь, что люди порядочные, честные, которые в жизни никогда ничего не украли, они стараются держаться от политики, как можно дальше. И на сегодня возникла совершенно потрясающая ситуация – это надо просто понимать сейчас, - когда основная масса умных, активных, энергичных, предприимчивых людей в возрасте от 20 до 50 лет пытаются найти ответ на один единственный вопрос: заработать на жизнь и счастье в Украине; или заработать на то, чтобы уехать, на то, чтобы уехать с Украины и спокойно встретить старость? И передо мной такой вопрос стоит точно так же, как перед всеми.
А.ГОЛУБЕВ – Но, тем не менее, существует такое мнение – я не знаю, насколько оно правильное, - что запад Украины у нас за евроинтеграцию и массовые выступления граждан на улицах, а восток Украины против евроинтеграции, тянется к России и так далее. Вот вы живете в Харькове, здесь в Харькове, в котором, кстати, 30% русских, какую позицию занимают жители?
Е.КОМАРОВСКИЙ – Я вам честно скажу: наверняка 80, а то и больше процентов людей поддерживают существующую власть, тем не менее, что им показывают совершенно конкретную картинку. Им каждый день показывают Киев с дымом, огнем взрывами, и они видят… Вы прошлись по Харькову? Тишина, почищенные улицы, тепло в домах, никакого мордобоя. Что должен выбрать нормальный человек, что должен выбрать пенсионер? Это говорит о другом – о том, что все-таки активные люди, которые хотят немножко перепрыгнуть за чистоту, выйти за еду, за будущее, перспективы – вот эти люди смотрят немножко дальше. Но этих людей никогда, ни при каком обществе не было большинство.
Это, кстати, противопоставление запада и востока – оно тоже во многом искусственно хотя бы потому, что я часто там бываю. И никаких проблем нет в принципе, тех, о которых все время говорят. Никто не кричит: «Бандера – замечательный!» и так далее. Никто не кричит, все тихо и спокойно. Но, каждое проявление активности – оно постоянно выпячивается. То есть, очень надо конкретным людям… Вот задача журналистов, как мне кажется, и найти этих людей, которые заинтересованы в том… - кто-то же заинтересован в том, чтобы разгон демонстрации был в 3 часа ночи, как раз в то время, когда в Нью-Йорке 8 вечера, чтобы удобнее всего была картинка.
Скажите, пожалуйста, есть просто некие явления, которые противопоставляют людей друг другу, и главное, что надо сейчас в нашей стране, это ввести мораторий на все, что разделяет людей. Я абсолютно убежден в том, что большего палача и садиста в истории человечества, чем Владимир Ильич Ульянов Ленин нет и не было – я в этом более, чем убежден. Но насколько миллионов человек в нашей стране считают его чуть ли не святым. Почему? Почему надо именно сейчас на глазах у всего мира ломать памятник Ленину, нарушая общественный порядок и закон, показывая всему миру вандализм. Это и есть искусственно созданное противопоставление. Не добра и зла, а одним жителям страны – другим жителям страны для того, чтобы третьи решали свои дела, о которых мы ничего не знаем.
Мы куклы, а вычислить кукловода очень хочется. Может быть, поэтому хочется, чтобы кто-то приехал, посмотрел в глаза и вычислил кукловода. Хочется понимать механизм развития этой самой болезни. И мы прекрасно понимаем, что, если мы вычислим этот механизм, то мы сможем вылечиться. Я не знаю, что должно произойти, чтобы честные, порядочные люди, которые никогда ничего не крали, пришли во власть. Я не понимаю, как это сделать. Я хочу этого безумно. Я готов для этого всем пожертвовать. Вы знаете, я сделаю все, чтобы мои дети не стали врачами, все. Но, я хочу, чтобы мои внуки стали врачами, но боюсь, что у них шансов нет никаких.
А.ГОЛУБЕВ – Вы говорили про Харьков, в котором все спокойно, тем не менее, здесь на днях спалили типографию, в которой печатали листовки, машины поджигают, насколько я знаю. В Киеве вы тоже бываете. Ваши впечатления? Там, действительно, поджоги домов и дым и уже и смерти. Ваши впечатления от улиц?
Е.КОМАРОВСКИЙ – Это очень неприятно, это лишний раз подтверждает тот факт, что государство не выполняет своих функций А зачем нам милиция тогда в такой ситуации, зачем? Почему сейчас подтягивают… вот, говорят, едет «Беркут» со всей страны, чтобы охранять Майдан. А пусть ребята с уголовного розыска приезжают, помогают расследовать, кто там машины поджигает…
А.ГОЛУБЕВ – Это видно, что «Беркут», если бы был отдан приказ, они бы действовали самым жестким образом.
Е.КОМАРОВСКИЙ – Конечно. Поймите, в том-то и дело, что абсолютно большинство нормальных людей, у которых есть интеллект, мозги, которые видят эту картинку, они не могут сложить пирамиду. Стоят ребята, которые могут улицу Грушевского освободить за 20 минут – все! Если есть толпа и в этой толпе есть 20 человек, которые кидают «коктейли Молотова» - да их учат тому, как этих людей обезвредить и нейтрализовать мгновенно, эти ребята учатся этому. Они этого не делают. Я, кстати, не говорю, что надо это делать. Я говорю о другом: кто-то заинтересован в том, чтобы неделями каждый день показывали людям эту картинку. Кому-то это надо. Это сценарий, он написан. Другое вопрос в том, что нам пытаются что-то объяснять, что-то рассказывать. Это не случайная цепь событий. Это системный сценарий, когда молодые, здоровые парни стоят и в них вооруженные так, как положено, имеющие все возможности для того, чтобы прекратить, не прекращают. Почему? Кто-то сказал – не прекращать. Кто? Почему?
Другой вопрос в том, что ребята, я хочу понимать, почему надо отстреливать журналистов, почему надо стрелять врачей – вот этого я не могу понять. И я хочу, чтобы нам хоть раз показали: вот этот человек стрелял во врача. Вот этот человек сознательно – вот его показывают всей стране – выстрелил в журналиста, он выстрелил в человека, у которого написано «Пресса» на груди и «Пресса» на шлеме, и это увидели, и это показали. Почему ни разу этого человека не продемонстрировали? Потому что кто-то очень хочет, чтобы эти вопросы повисли в воздухе, чтобы нарастало противостояние. Очень обидно чувствовать себя просто куклой в этом театре абсурда.
Есть реальные проблемы у страны, ребята! У нас катастрофа в образовании, у нас катастрофа в медицине, мы ходим по миру, у нас дети умирают, мы выпрашиваем денежки в центре Европы. У нас такое позорище было… Не знаю, знают в России - у нас есть такая штука: больница будущего. Вы, наверное, не знаете, а у нас вся Украина об этом знает, о том, как всей страной собирали деньги на новую больницу будущего, и она таки больница будущего. Она фантастическая – ее нет нигде. То есть, людей научили тому, что даже на постройке больницы для детей можно обмануть и украсть, то есть, вы понимаете до чего мы дошли? То есть, у нас есть такие ситуации конкретные, а журналисты вместо того, чтобы поехать к врачам, к писателям, к университетской профессуре, к интеллигенции, к цвету нации ходят по кругу от одних политиков к другим политикам. Вася говорит, что Петя дурак. Петя говорит, что Вася дурак. И все в мире считают, что здесь идет война. А здесь не война. Здесь реально кто-то пытается играть свою совершенно конкретную игру.
Поэтому, мне кажется, что выход из этого положения, он какой? Нам, действительно, нужно народное вече, но не то вече, которое проходит на Майдане, а когда будут собраны представители всех общественных организаций, цвет университетской профессуры – цвет именно, понимаете да? Когда будет некое собрание страны… Помните… вы, наверное, не помните, вы молодой, а я хорошо помню первый съезд Советов, который был тогда, когда Ельцина еще выбирали, когда Горбачев… когда были разнарядки: один человек от общества филателистов, один… и так далее…
А.ГОЛУБЕВ – Земский собор.
Е.КОМАРОВСКИЙ – Да. Вот, что-то такое вот. И нам выстроить задачи государственной важности. Что для нас сейчас самое главное? Для нас сейчас самое главное – это прекратить антизаконное существование людей в стране. Ни один человек не верит в закон, ни один. Все люди знают, что милиция, прокуратура и суд – те структуры, которые обязаны обеспечить закон, они функционируют за пределами закона в большинстве своем. И мы должны ее решить в первую очередь. Не решим – мы, вообще, ничего в стране не сделаем. Это первое. Второе: нам надо срочно разобраться с нашими детьми. Я писал об этом, я говорил об этом. Нам нужна объединяющая национальная идея. Мы не можем объединиться вокруг языка, мы не можем объединиться вокруг выбора, мы не можем объединиться вокруг религии. Давайте я вам, как врач детский предложу: давайте объединимся вокруг детей. Давайте сделаем так, чтобы самая лучшая дорога вела к детской больнице. Давайте сделаем, чтобы врачи и учителя были самые высокооплачиваемые люди. Давайте все оценивать по тому, что ты можешь сделать для детей, и тогда будет классно. И тогда мы поймем, что нам не олимпиаду зимнюю провести, а в каждой школе каток построить за те же деньги, между прочим. И это будет наша национальная идея. Ну, если мы не хотим, если мы реально имеем ситуацию…
Послушайте, как такое может быть, что в 21-м веке в стране в поликлиниках нет вакцин – прививать детей. Вот, представьте себе ситуацию! Я стал недавно второй раз дедушкой. Мою внучку выписывают из роддома. Знают, прекрасно, что это дочка Комаровского, хотя дети прятались, но знают. Но ей не могут сделать прививку БЦЖ. Зная даже, что это моя внучка, что Комаровский может на всю страну устроить бунт и крик поднять. А почему? А потому, что нету вакцины БЦЖ! А я каждый день слышу, как Минздрав докладывает об успехах в борьбе с туберкулезом. Так это что? Это как? Это же 21-й век, ребята! А заканчивается это все мордобоем, потому что мордобой – это проще, чем терпеливая работа, чем поиск профессионалов. У нас поиск профессионалов – это еще одна…
А.ГОЛУБЕВ – Извините, у вас видим, что людям этого не надо. Они готовы на Майдане жизнь свою положить за то, чтобы тот или иной политик ушел…
Е.КОМАРОВСКИЙ – А тот или иной – пришел!
А.ГОЛУБЕВ – Да. Но про детей, я считаю, что это как раз, действительно, самый важный стратегический вопрос, потому что дети – это вопрос будущего, но об этом никто не говорит, что есть проблемы, что нет вакцин – об этом никто не говорит. Говорят об этих вопросах…
Е.КОМАРОВСКИЙ – Леша, так я вам дальше скажу. Именно поэтому, когда вы меня спрашиваете: «А чего вы не высказываетесь?»… Я же много раз высказывался. Я вам приведу такой пример, это элементарный, очень показательный. Есть сайт EX.UA – вы, наверное, слышали - замечательный торрент, откуда можно скачать ворованное все, что хочешь. И вот однажды в один прекрасный день этот сайт закрыли. Ну, потому что там ворованный контент. Так вы знаете, что случилось на Украине? На Украине был бум. На Украине митинговали, сын президента заступился и сказал, что так нехорошо, и его открыли. То есть, когда запретили воровать, бесплатно брать кино и программы, то десятки тысяч здоровых мужиков за это вступились. А когда в центре Европы детям нет вакцин… - «мы себе новых детей наделаем», понимаете? Когда врач может выжить, только придумывая себе болезнь и назначая лекарство и имея за них проценты от аптекаря – другого пути нет.
И я об этом говорю много раз, много раз я говорю о том, мы горды тем, что нам удалось провести «Евро-2012», горды – здорово получилось! Да только, если вместо «Евро», мы стадион в каждой школе построили, а не 4 стадиона для взрослых мальчиков – это было бы намного круче. А главный, вы знаете, какой с моей точки зрения эффект «Евро»? Теперь не только в Киеве, но в Харькове, Донецке и во Львове есть современный аэропорт. А это знаете, что значит? А это значит, что теперь не надо нестись в Киев, чтобы увезти быстренько богатому человеку своего ребенка в Германию. Теперь с богатым ребенком можно быстро уехать лечиться и из Львова, и из Харькова, и из Донецка – не надо даже время терять. Вот в чем проблема главная, понимаете? Поэтому я не вижу смысла, ну никакого смысла нет. Сколько раз я уже пытался к людям обращаться.
У меня каждое воскресенье выходит программа: «Школа доктора Комаровского» на самом рейтинговом канале страны, с хорошими рейтингами. В каждой программе я людям рассказываю о том, что происходит на самом деле. Говорю: «Ребята, ну нет такой страны в мире, где детям колют попы по четыре раза в день. Ну, нет таких стран в мире». И что вы думаете, что после этих моих рассказов кто-то пошел возмущаться: «Да, ой-ей-ей, как это ужасно!»? И все продолжается. Ребята, говорю, да у каждого из вас, у каждого вашего ребенка рано или поздно будет кишечная инфекция. От кишечной инфекции антибиотики в попу не колют – их вообще не назначают при кишечных инфекциях, только при некоторых формах холеры и брюшного тифа, и при некоторых вариантах дизентерии. Зайдите, говорю, в Киеве, в Москве в инфекционную больницу и посмотрите, какой процент детей с кишечными инфекциями получает антибиотики. Ответ: 100%. И 100% в попу. Вы думаете, кто-то оторвал попу от дивана и пошел? Кому это надо?
А.ГОЛУБЕВ – Вот в России с этим совершенно идентичная ситуация. При этом я вот недавно был в Киеве, и мне на каждом шагу и активисты и журналисты говорили: «Вы понимаете, за последние пару десятилетий так ментально от России отошли, - в сторону Европы, разумеется, - что такая пропасть невероятная». То есть, я, если честно, никакой пропасти не вижу, потому что, по-моему, ситуация абсолютно одинаковая.
Е.КОМАРОВСКИЙ – В медицине – точно нет такой пропасти. Но я вам механизм, кстати, образования пропасти могу объяснить очень легко. Возможно, это будет непонятно, но я объясню, и вы поймете, почему Россия может жить в такой ситуации, а Украина нет. Все элементарно. Есть некая модель существования общества, которая базируется на том, что государство все время имеет деньги от продажи ресурсов, сырья – все. И можно жить. Так вот, смотрите, что происходит. Люди, привыкшие жить в таких условиях, расходятся в разные стороны, но модель общественных отношений не меняется. Россия остается той же страной, с теми же принципами экономическими, которые были в Советском Союзе, имея кучу проблем своих точно так же. И такие же отношения, и коррупцию, и воровство и лень, и безынициативность, но все эти проблемы – они нивелируются, сглаживаются наличием леса, нефти, никеля и так далее. А Украина всего этого лишена, а осталась в той самой модели: с ленью, с коррупцией, с воровством и то, что, может быть, прощено в России, потому что есть, откуда взять деньги – понимаете? – на Украине не прощается.
Вот, если бы наши, имея ресурсов в 50 раз меньше, воровали в 50 раз меньше, мы бы тоже так жили, но они воруют столько же, и поэтому мы в кризисе. И поэтому, когда нам сказали, что мы идем в Европу, то поверьте, ну нет таких идиотов, которые считали, что завтра у нас будет как в Европе – да нету таких. Это глупости все. Люди мечтали об одном – знаете о чем? – о том, что коль здесь нет людей, которые в состоянии навести порядок, то они надеялись, что нас какой-то добрый европейский дядя заставить жизнь по европейским правилам. Не нас с вами, а их, которые нами руководят, которым скажут, что такое хорошо, и что такое плохо. И, когда потом сказали: «Нет, ребятки, не пойдем мы туда – вам еще рано по этим законам нормальным жить». А мы же прекрасно понимаем, что для того, чтобы жить, как в России надо быть с Россией. Для того, чтобы также существовать надо идти туда. А, если вы хотите жить иначе…
Ну, давайте трезво смотреть: вот есть цвет нации, и давайте ответим на вопрос. Вот это цвет страны, богатые люди и так далее – они где отдыхают, они где учатся, они куда вкладывают деньги? Они на кого ориентируются? Они ориентируются на Европу, но нам они говорят, что нам туда еще рано. Наш премьер-министр бывший… Все знаете, о чем говорили? О том, что сейчас Николай Янович, освободившись от премьерства – он же один из самых авторитетных людей в Партии регионов, он ее создатель фактически, и все говорили о том, что да, сейчас Николай Янович сможет отойти от правительства и заняться, сосредоточится на партийной работе с учетом выборов… А Николай Янович улетел в Австрию, а нам сказал, что нам там делать нечего.
А.ГОЛУБЕВ – В эфире "Эха Москвы" Евгений Олегович Комаровский – знаменитый украинский врач, общественный деятель. Евгений Олегович, вы у себя в Фейсбуке писали, что на Майдане много ваших друзей и даже давали рекомендации профессиональные, что им надо делать, чтобы не замерзнуть, чтобы обморожений не произошло. Вот эти ваши друзья – это, что за люди, я имею в виду, не фамилии назовите, а что это за категория граждан, что это за люди и много ли у вас таких друзей, которые вышли на улицы и на Майдан.
Е.КОМАРОВСКИЙ – Смотрите, есть люди, для которых уже сейчас Майдан - это их жизнь, они там днюют и ночуют. А есть люди, которые работают в больницах, на телевидении, но в воскресенье в субботу идут на Майдан, приносят туда что-то, помогают людям. То есть, естественно, очень много моих друзей. Это киевские мои друзья и врачи, в том числе. Они время от времени там появляются, поскольку им симпатична атмосфера этой площади, то, что там происходит. То есть, на самом деле, мирный протест – это то, что здорово, просто здорово. Мирный протест. Как можно прервать мирный протест у людей? Ну, найти 20-30 активный ребят, которые мирный протест сделают не мирным - и все. Это элементарно, и по этому пути постоянно идут. И все, уже никто не осуждает темы: а чего люди вышли, понимаете? Уже то, с чего началось, все забыли. Все уже обсуждают, отпустят из тюрьмы тех, кто размахивал руками или тех, кто попал под горячую руку или нет?
А.ГОЛУБЕВ – Ну, началось все с вопроса о евроинтеграции. Если бы она – эта пресловутая евроинтеграция произошла, началась бы, то это как-то поспособствовало улучшению ситуации, в частности, со здравоохранением на Украине?
Е.КОМАРОВСКИЙ – Алексей, если бы в вашу больницу пришел новый главный врач, это бы поспособствовало? А кто его знает, что у него на уме, у главного врача. Мы что, можем от кого-то правду добиться? Вот же в чем вопрос. Ну, хорошо, кто-то собирался с кем-то евроинтегрировать – а мы знали об их планах конкретику какую-то? Нам просто сказали: «Ребята, мы пойдем в Европу!» У нас же глаза горят, для нас же Европе – это счастье! Что главное в Европе? В Европе ты заешь, если ты подошел к полицейскому – он тебе поможет, он тебе улыбнется. Ты его не боишься. Ты не можешь себе представить, что журналист напишет, что тот-то дядя в правительстве украл что-то и на это никто не обратит внимания. Надо как-то решить: если украл – то он сядет в тюрьму, а если не украл – то журналист сядет в тюрьму. У нас все пишут, что кто-то что-то украл – они себе пишут, те себе работают. Ворованные выполняют свои функции и все. И мы хотим, чтобы было как там, как в Европе. Но это же все, что мы хотим, мы ничего другого не понимаем. Вот и все. А нам рассказывают, что главная проблема Европы – это то, что нас заставят сожительствовать с лицами своего пола. Разве это главная проблема?
Главная проблема в том, что, когда наши дети умирают, то мы скидываемся, чтобы полечить их в немецких и израильских клиниках – вот, в чем проблема. А я хочу, чтобы этого не было, я знаю прекрасно, что чуть ли не 40% от тех лекарств, которые продаются в нашей аптеке, вызывают гомерический хохот у врачей всего мира и наши методы лечения и наша система подготовки кадров. Мы пришли к тому, что сейчас знаете, кем становятся самые лучшие выпускники мединститута? Знаете? Они не хирургами становятся, не преподавателями. Самые светлые люди, самые умные, самые предприимчивые люди становятся медицинскими представителями. Работают в серьезных фармакологических компаниях и втюхивают неудачникам лекарство, имя за это проценты – вот выстроена система. Но извините, пожалуйста, жить в этой системе нам, хоронить детей – нам, в конце концов.
Я вам больше скажу, страшно говорить об этом, но вот миллионы молодых людей – никто из них не знает, что его ждет, а 40% людей имеют все шансы умереть от онкологии – ну, вот такая жизнь. Не страшно умереть на самом деле – страшно мучиться перед смертью. И вот, когда вы будете умирать от рака, а шансы такие есть – еще раз говорю – у каждого третьего, вы будите молить бога, вы будете выпрашивать, чтобы вам дали таблетку морфия. И добраться до этой таблетки очень легко, если вы наркоман; если вы нормальный человек, то получить помощь нормальную, чтобы у вас не болело перед смертью – у вас очень мало шансов. Никто не хочет об этом думать.
И правительство Николая Азарова принимает постановление наконец-то об упрощении доступа онкобольных к лекарствам. Они его принимают 15 мая прошлого года, и до сих пор врачи-онкологи в стране вообще не знают ничего об этом постановлении. Что даже, если делается шаг светлый, добрый – помочь людям – это никому не интересно, никто на это не обращает внимание. И я считаю, что вот, о чем надо сейчас говорить. Надо запретить сейчас руки протягивать к памятникам Ленину, не надо дразнить людей. Давайте решим, как помочь старикам, как людям боль снять. Как сделать так, чтобы дети учились нормально и не боялись; чтобы школа не превращалась в систему поборов с родителей. Чтобы в детском саду элементарно нормы санитарно-эпидемиологические выполнялись, чтобы с детьми гуляли, как положено по закону хотя бы 2 часа в день, хотя по закону полагается 4. Вы понимаете ситуацию?
У нас куча царей: директор школы – царь, директор детского сада – царь. А где закон? И выстроена ситуация таким образом в бюджетной сфере, что у нас, что, Лешенька, у вас – что зав отделением в медицине становится не тот, кто лечит лучше всех, а тот, кто не открывает рот и не спорит с главным врачом. А главным врачом становится тот, кто не спорит с директором горздрава, а в горздраве – тот, кто с министром не выясняет отношений. И вся система в бюджетной сфере: завуч, зав отделением, руководитель РОВД, начальник суда – это тот, кто устраивает своего непосредственного начальника. Зав отделением – это тот, кто знает современную систему оказания медицинской помощи, лучше всех; который смотрит чуть дальше, чем все остальные.
А.ГОЛУБЕВ – Да. Евгений Олегович, почему тогда условный Майдан называет себя европейцами, хотя Украина… ну, ситуация, опять же, как в России: все очень нехорошо. Может быть, сначала украинцам надо самим стать европейцами, перестать, грубо говоря, воровать, и потом в Европу, нежели требовать сейчас: «Возьмите нас вот таких».
Е.КОМАРОВСКИЙ – А у кого они требуют? Они что-то у Европы требуют? Вот это как раз чистая манипуляция. Украинцы ничего ни от кого не хотят. На самом деле те, кто стоит на Майдане, они не хотят ни Европы, ни России, ни Бандеры, ни запада, ни востока. Они все стоят за одно: за нормальную жизнь. Они хотят, чтобы политики не врали и не воровали, они хотят, чтобы милиция их защищала, врачи лечили, учителя учили – это все, что они хотят на самом деле. Но, те, кто сейчас может это изменить – либо нам кажется, что могут, либо не хотят. Им очень выгодно, чтобы все вокруг думали, что там стоят люди, которым надо в Европу. Зачем надо сейчас на пике противостояния устраивать по Киеву марш с портретами Бандеры. Я не обсуждаю, хороший он или плохой, но части общества это не нравится, это вызывает непротивление. Зачем вы это делаете? Давайте сначала научимся другому: научимся дружить, научимся слышать друг друга, научимся сделать так, чтобы политики… Вот смотришь на человека, который хочет быть президентом, и ты видишь, как это человек в уме переводит слова с русского на украинский, потом открывает рот. И точно также делает президент. Зачем? Я считаю, если президент думает не о своих детях, о нас, пусть говорит хоть по-китайски.
Не это сейчас главное, не язык главное, а божьи заповеди – их реализация: не укради, не убей, не обманывай, живи ради детей своих, ради страны своей, в конце концов – вот, что от тебя хотят. И нам нужен такой президент. А язык не имеет никакого значения. И не надо нам показывать, какому богу молится президент, не надо В стране куча людей, которые молятся другим богам и верят в другое, и иначе относятся к пошлому. Не надо сейчас это. Мы хотим, чтобы вся страна… Вот, сейчас до чего дошло – начали говорить: «Нам нужна федерация», а федерация это опять начнется: это новая система управления, новые кормушечные места, новые какие-то министры в каждой земле. А почему? Потому что 20 человек громче всех орут, а еще 20 человек – их показывают по телевизору?
Я много раз был в Западной Украине – да нет темы такой, нет такой темы, вообще. Все улыбаются, хочешь по-русски – говорил по-русски, хочешь по-украински – говори по-украински. Нет такой темы. Это золотые люди, светлые, неизбалованные не европейскостью, ничем. Это люди, у которых бог в душе. Нет вопросов там никаких. Но, кому-то надо противопоставить: там фашисты бандеровцы – здесь коммунисты и так далее. Да нет всего этого. В судах обманывают и на востоке, и за западе, в милиции бьют и на юге и на севере. Врачи не могут нормально выполнять то, что написано в конституции - везде! Да, мне не нравится тот факт, простите, что, если государство не может заработать на вакцины, то мы здесь в Харькове не можем эту тему решить сами, хотя имеются такие возможности; и я прекрасно знаю, что наш мэр, например, он бы купил эти вакцины для харьковских больниц и не позорились бы мы, но он это сделать по закону не может, потому что это все может сделать Киев. Отдайте больше полномочий, чтобы мы хотя бы сами решили, какими лекарствами лечить наших детей, вы понимаете? Ну, и все.
А.ГОЛУБЕВ – Евгений Олегович, вы все время говорите о самых наболевших вопросах и повторяете, что власть вас не слышит, делает вид, что не слышит. Есть вероятность, как вы полагаете, что условный Кличко, Тягнибок – я не знаю – Яценюк – они бы вас услышали. Приди они к власти – они сейчас за нее борются - они вас услышат?
Е.КОМАРОВСКИЙ – Я более, чем убежден, что никто из перечисленных вами людей не является абсолютно самостоятельной фигурой.
А.ГОЛУБЕВ – Кстати, Арсений Яценюк, насколько я помню, был у вас…
Е.КОМАРОВСКИЙ – И Виталий Владимирович Кличко у меня тоже был. А с Олегом мы встречались тоже в одной из передач. Поверьте мне, когда с людьми встречаешься за трибуной, а вот так лично, как мы сейчас с вами сидим – это другие люди. И я вам честно скажу, что у меня от общения и с Арсением Петровичем, и от общения с Виталием Владимировичем очень светлые воспоминания. Это абсолютно адекватные люди. Впечатление такое просто, что, когда ты выходишь на уровень абсолютно власти, или шансов – получить абсолютную власть, ты вынужден жить по совершенно другим законам. И я честно скажу, что у меня много есть знакомых, друзей, которые имеют депутатский мандат, и все эти люди говорят одно и то же – что, когда ты заходишь в депутатский зал, в Раду, что ты попадаешь в такую ауру ненависти. А нам нужна совершенно другая аура: аура добра, аура любви, поэтому я могу лишь… Вот моя мечта, чтобы кто-то взял и организовал «партию родителей», и я бы взял себе консультантом дедушку Виктора Федоровича. Конечно, у него огромные, великолепные организаторские способности, и мы бы с ним сели и пообщались - как сделать так, чтобы его внуки могли получить великолепную медицинскую помощь в этой стране, понимаете? Вот так хочется начать с этого, с этого.
Взять ту же ситуацию с языком. Вот я вам покажу. Есть две книжки доктора Комаровского: одна на русском языке, вторая на украинском. Вот они две. Вы все время орете, что мы поддерживаем украинский язык. Сделай так, чтобы, когда человек пришел в магазин и увидел две этих книги, то он мог купить на русском языке, условно говоря, за 100 гривен, а на украинском за 20, и вы таким образом поддержите украинскую речь. Но я ее даже перевожу на украинский язык за свой счет. Но просто я уважаю своих читателей, которые живут на Западной Украине. И, если мне пишут, я же не ставлю перед своими людьми, которые пишут мне… Я каждый день получаю 200 писем, из которых сразу говорю – 70% из России, и на это все отвечаю за бесплатно, просто потому, что это наш долг перед людьми, которые в такой ситуации. Так вот, как вы считаете, это будет нормально, порядочно, если я у себя на сайте напишу: «Я отвечаю, помогаю только тем, кто напишет мне по-русски». Ну, это же бред полный. Но как можно… Выходит человек на трибуну на парламентскую, открывает роль: а они кричат: «Українську, українську!» Ребята, давайте послушаем, что он скажет. Не важно, на каком языке он говорит, важно, что он говорит – это главное. Зачем мы людей противопоставляем одного другому, зачем?
Конечно, было бы здорово, если бы журналисты страны просто для себя, для себя вычленили те вещи, по которым нас пытаются разлучить, разделить. Они же очевидны, вот они – сверху. Отношение к истории. Кто там с кем воевал в войну. Это религия, это национальность. Это язык. Вот, основные ключевые моменты. Это опять-таки выбор, если он, вообще, существует. Зачем, вообще, надо выбирать между Европой и Россией, зачем? Экономика? Прекрасно – сотрудничаем с Россией. Моральные, интеллектуальные ценности, юридические ценности, общение между собой – Европа, пожалуйста. Нам это ближе, может быть, на данном этапе. Не вопрос. Но почему надо обязательно куда-то идти, почему нельзя остановиться и навести порядок там, где ты находишься сейчас? Почему надо хотят, чтобы дядя из Москвы или дядя из Брюсселя пришел сюда и навел порядок. Почему нельзя подмести в своем подъезде, перестать красть самому.
Понимаете, в чем беда даже, мелочь. Есть у нас проблема. Вот болезнь, условно назовем, ангина – понятно все слово. Но не может такого быть в Канаде или Англии, что лечу ангину так, а ты лечишь так. Ну, это же глупо. Есть цивилизованный протокол, как надо лечить ангину. И вот, что происходит в нашей стране. Давайте составим протокол, как лечить ангину – давайте. И мы начинаем изобретать велосипед. Вася пишет, как надо лечить ангину – он же зав кафедрой инфекционных болезней. А Вася – он такой друг всех фармакологических монстров, он такого понаписал, что стыдно читать! Ребята, а что мы изобретаем велосипед? Ну, есть в медицине определенные достижения. Давайте возьмем протокол готовый: канадский, американский, английский, израильский – посмотрим и выясним, какой для нас выгоден экономически. Ребята, поставили диагноз ангины – и лечите вот так!
У вас та же самая проблема. У нас на сайте Минздрава – реклама гомеопатии. У вас – препараты с недоказанной эффективностью входят в протоколы, которые должны выполняться чуть ли не всеми врачами и так далее.
А.ГОЛУБЕВ – Кстати, вопрос в связи с этим. Ваши книги у нас расходятся какими-то невероятными тиражами. Вы, насколько следите за изменениями нашего здравоохранения, я имею в виду, насколько там все плохо, какие перспективы?
Е.КОМАРОВСКИЙ – Вы знаете, я вам честно скажу, меня очень огорчает, на самом деле то, что я вижу в вашем здравоохранении, и я вам скажу, почему. У вас при наличии доброй воли за 2-3 года можно было бы перевернуть всю Россию и навести порядок, потому что страна имеет совершенно колоссальные возможности. Более того, есть человек, который может этот порядок навести. Нравится он, не нравится, я вам честно скажу, но факт остается фактом. Я имею в виду президента.
А.ГОЛУБЕВ – Владимир Владимирович.
Е.КОМАРОВСКИЙ – Однозначно, совершенно. Еще раз говорю: я не могу сказать, что я особо люблю Владимира Владимировича, просто я констатирую факт, что у нас таких президентов не было. Я не знаю, может быть, это наше счастье, может быть, это наша беда – это отдельная дискуссия. Я прекрасно знаю, что Владимир Владимирович не разбирается в здравоохранении. Он не понимает, что такое доказательная медицина, но то, что рядом с Владимиром Владимировичем находятся люди, которые не всегда дают ему адекватные советы в плане того, как должны быть организована система медицины… я говорил и повторяю всем, я писал, я ничего не скрываю, что нет никакой украинской или российской медицины; медицина есть одна – научная, цивилизованная. И мы или выберем это или будем продавать «фуфломицины» и надо выбрать, что для нас главное: продажа «фуфломицинов» или страна.
Я же писал и о российских проблемах. Я вам могу напомнить, была ситуация уникальная, это, было год назад, по-моему, когда в городе Братске был шум на весь мир: сестра сделала 10 уколов не того лекарства. Может быть, вы помните – там было жуткое разбирательство и эта ситуация с Манту, которую делали, это все не дефекты медсестер - это дефекты организационные. Когда, вообще, в больницу попадало лекарство, которое туда, вообще, туда не должно было попасть – это раз. Когда детей упорно продолжают лечить внутримышечными уколами от ОРЗ. И человек, которого назначили уполномоченным по защите прав детей, начинает выяснять, права медсестра или нет, но решить вопрос главный: зачем колют задницы детям, которых можно лечить другими методами, он не рассматривает, он в этом ничего не понимает, ничего.
Я прекрасно понимаю, что я готов выполнить уровень советника, но мои советы никому не нужны. Господин Онищенко – он советник. Человек – мне трудно называть его врачом, но это факт – он советник, и оказывается, он сейчас начал такое о прививках говорить, что недостойно звания врача в 21-м веке, но он советник вашего премьер-министра. И что мы можем сделать? А этика где?
А где этика? Вот такая беда у нас, потому что, к сожалению, не нарушая нормы морали, прийти во власть практически невозможно, и человек, для которого слова: «мораль», «этика», «честность», «порядочность», «отношение к друзьям» - это не пустые слова, он прекрасно понимает, что для него движение по лестнице политической или профессиональной затруднено очень сильно. Я знаю огромное количество чистых, светлых людей, которые при слове «политика» плюются и прячутся. И, как все-таки сделать, чтобы они перестали плеваться и хоть на годик туда пришли – я не знаю, как. Не знаю. Грустно.
А.ГОЛУБЕВ – Хорошо, я думаю, на этом закончим. Это был Евгений Олегович Комаровский – знаменитый украинский детский врач. Спасибо вам, Евгений Олегович!

Е.КОМАРОВСКИЙ – На здоровье. Может, кто-то услышит.

Источник - "Эхо Москвы"

Аудиоверсия интервью находится здесь.

опубликовано 06/02/2014 15:11
обновлено 08/09/2015
Интернет

Комментарии 1

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

kofftun4eva
07/02/2014 23:47 #

kofftun4eva Украина, Киев

Тут аудиоверсия для слушателей )
http://www.youtube.com/watch?v=BNNq-_Y7dSc&feature=player_detailpage#t=0
Спасибо за интересное интервью.
5

Скачивайте наши приложения

Приложение Кроха